интернет-конференция с Председателем Конституционного Суда Российской Федерации Зорькиным Валерием Дмитриевичем

18 июня 2012 года в ИА "ГАРАНТ" состоялась интернет-конференция с Председателем Конституционного Суда Российской Федерации Зорькиным Валерием Дмитриевичем.


Тема интернет-конференции: "Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации по защите прав и свобод граждан".

Ведущая интернет-конференции - Светлана Ивановна Арефина (ИА "ГАРАНТ")

Ведущая: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория!
Мы начинаем нашу интернет-конференцию. Разрешите представить нашего гостя Зорькина Валерия Дмитриевича Председателя Конституционного Суда Российской Федерации.
Уважаемый Валерий Дмитриевич, позвольте поприветствовать Вас в компании "Гарант" и поблагодарить за то, что Вы нашли время приехать к нам и ответить на вопросы нашей интернет-аудитории!
Тема сегодняшней конференции: "Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации по защите прав и свобод граждан"
Конституционный Суд Российской Федерации, как судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства, реализует особые конституционно значимые функции, обеспечивающие наряду с деятельностью других органов государственной власти конституционную законность в Российской Федерации.
Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда Российской Федерации определяются Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации".
В ходе интернет-конференции планируется обсудить актуальные вопросы о порядке обращения в Конституционный Суд Российской Федерации за защитой прав и свобод и процедуре рассмотрения им дел, в том числе в контексте изменений Закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", вступивших в силу в 2011 году; о правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации в различных сферах; о взаимоотношениях Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека. На эти и другие актуальные вопросы интернет-аудитории в ходе интернет-конференции ответит Председатель Конституционного Суда Российской Федерации Зорькин Валерий Дмитриевич.
К моменту начала нашей конференции поступило несколько десятков разных, интересных и проблемных вопросов, которые мы сегодня и хотим предложить нашему уважаемому гостю.

И первый вопрос: Относится ли конституционный контроль к числу эффективных средств обеспечения верховенства конституционных предписаний, на Ваш взгляд?

Зорькин В.Д.: Самое эффективное средство обеспечения верховенства конституционных предписаний – это высокая правовая и политическая культура. Но помимо этого и в самых развитых правовых и политических системах необходимы юридические средства защиты конституции. Конституционный контроль является самым эффективным из всех юридических средств обеспечения верховенства конституционных предписаний. Нет ни одной современной цивилизованной страны, в которой отсутствовали бы механизмы судебного контроля в сфере обеспечения конституционной законности, хотя он может быть организован и по-разному (не обязательно через Конституционный Суд). Причина проста – без такого контроля конституционные нормы представляли бы собой nudum jus, то есть право, не обеспеченное обязанностью его исполнения. Их реальное действие в таком случае зависело бы исключительно от усмотрения властей (как это некогда было в определенный период нашей истории).

Ведущая: Уважаемый Валерий Дмитриевич! Как Вы оцениваете деятельность Конституционного Суда РФ на данный момент, его вклад в развитие правовой государственности России и иных составляющих? Как бы Вы определили его роль на данном историческом промежутке с учётом того высокого статуса, который придаёт ему Конституция РФ?

Зорькин В.Д.: Конституция Российской Федерации, обладающая на территории нашей страны наивысшей юридической силой, есть, по своему существу, выражение основных общецивилизационных правовых ценностей, таких как права и свободы человека; верховенство права, справедливость и равенство; демократическое, федеративное, правовое и социальное государство; разделение властей, парламентаризм; правосудие и т.д. Указанные (и многие другие) конституционные ценности образуют системное единство. Важнейшей задачей, встающий перед всеми, кто стремиться воплощать положения Конституции в жизнь, является поддержание баланса и соразмерности конституционно защищаемых ценностей, целей и интересов. При этом недопустимо умаление одной ценности за счет другой.
Исходя из этого Конституционный Суд в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции на всей территории России проверяет нормативные акты и разрешает дела с учетом необходимости поддержания баланса (соразмерности) конституционно защищаемых ценностей. В этом и состоит главный вклад Конституционного Суда в дело развития отечественной правовой государственности.
Исходя из своей роли арбитра, разрешающего широкий круг правовых споров и конфликтов, возникающие по поводу функционирования различный ветвей и органов государственной власти, Конституционный Суд рассматривает относящиеся к его компетенции дела, вырабатывая при этом соответствующие решения и правовые позиции. Тем самым он осуществляет функцию правовой охраны российской Конституции.
Но при этом он остается судом, рассматривающим по жалобам граждан вопрос о проверке конституционности законов в связи с конкретными делами, где эти законы применены. При этом природа компетенции Конституционного Суда такова, что он может защитить права тогда, когда закон или придаваемый закону смысл не дает оснований для решения в пользу человека. Именно и только Конституционный Суд – единственный суд в судебной системе, который может, руководствуясь Конституцией, дисквалифицировать норму закона или выявить ее действительный конституционно-правовой смысл.

Ведущая: Уважаемый Валерий Дмитриевич! В последние годы довольно много внимания уделялось вопросу независимости судов. Как Вы считаете, способен ли суд на сегодняшний день сохранять и воплощать в своей работе такие качества как объективность, независимость и беспристрастность? И может ли суд функционировать, условно говоря, абстрагируясь от социальных, экономических и политических условий? (Вопрос от журнала "Законодательство").

Зорькин В.Д.: Разумеется, способен.
Неослабевающее внимание к проблеме обеспечения независимости судебной власти, которая заботит, я думаю, подавляющее большинство социально-активных граждан нашей страны, связана, на мой взгляд, с тем, что стабильность институтов и норм, обеспечивающих верховенство права в государстве, не может быть обеспечена без независимой судебной власти. Только в условиях независимой судебной власти возможно достижение целей построения справедливого общества, ключевым элементом которого является эффективное правосудие.
Однако независимость судей имеет значение не сама по себе, а как средство обеспечить главную ценность процесса — рассмотрение дела беспристрастным судом в справедливой судебной процедуре. Таким образом, в современном праве независимость суда рассматривается, прежде всего, как средство обеспечения его беспристрастности. Обеспечение же объективности судейской работы во многом зависит также и от надлежащего качества процессуального законодательства. Российские процессуальные кодексы по сравнению с некоторыми зарубежными аналогами прописывают судебные процедуры менее подробно, а порой лишь в самой общей форме. Но именно процессуальные подробности, точность, детальность и скрупулезность процессуальных норм, четкость требований и определенность правил гарантируют объективность осуществления судебной власти. Поэтому в современных российских условия так важно наработка судебной практики, качество которой позволяло бы считать механизмы отечественного правосудия надлежащими инструментами защиты прав граждан, соответствующими основным европейским и общемировым стандартам современного судопроизводства. А первейшим условием выработки такой практики, в свою очередь, является реальное обеспечение подлинной независимости суда. Следовательно, три указанных в вопросе параметра качества правосудия - объективность, независимость и беспристрастность - сливаются на практике в единое целое, основой которого является именно независимость.
Традиционно выделяются внешние и внутренние параметры обеспечения независимости судебной власти: независимость от других ветвей государственной власти (внешняя независимость) и независимость от сторон спора и других участников судебного разбирательства (внутренняя независимость).
Кроме того, важнейшим фактором является обеспечение независимости от должностных лиц судебной системы, в том числе непосредственных руководителей судей (председателей судов); как показывает российский опыт, эта проблема имеет ключевое значение.
Угрозы судейской независимости в различных странах в целом схожи, хотя существуют и специфические проблемы в области ее обеспечения, обусловленные индивидуальными правовыми, культурными и даже политическими характеристиками каждого государства.
Одной из важнейших проблем становится поиск баланса между независимостью судей, которая, безусловно, не является категорией абсолютной, и их ответственностью. Как известно, проблема ответственности судей является одной из наиболее сложных среди вопросов статуса судей и организации судебной системы государства вообще, поскольку она напрямую связана с проблемой независимости судей. Кроме того, как это не покажется странным, данная проблема тесно связана с поднятым Вами вопросом о том, может ли суд функционировать, абстрагируясь от социальных, экономических и политических условий.
Дело в том, что, согласно знаменитой правовой максиме, сформулированной еще во времена создания Кодекса Наполеона, суд в рамках континентальной системы права (к которой относится и Россия) в идеале должен представлять собой "уста, изрекающие слова закона". В то же время с гораздо более древних времен (а именно со времен Аристотеля) правовая философия отмечала, что любой закон в той или иной степени представляет собой не просто правовой, но политико-правовой акт. Следовательно, он не может быть целиком и полностью независим от конкретных политических, экономических и социальных условий развития общества. А раз так – значит, не может не зависеть от них и суд.
В то же время закон (хороший, качественный закон) должен устанавливать определенные (и достаточно четкие) рамки, правовые границы для осуществления тех или иных действий. И вот в этих границах суд действительно должен выступать как независимый орган. Независимый не от общества, и не от условий его развития, но от давления (и вообще от любых незаконных попыток воздействия) со стороны любых социальных страт, социальных групп или отдельных членов общества (безотносительно к положению, которое они занимают).

Ведущая: Если РФ движется в направлении правового государства, где действуют определенные Конституцией РФ ветви власти, то почему стал возможным вызов Президентом РФ для отчета председателей КС, ВС, ВАС? Олег Погребежский.

Зорькин В.Д.: Какие же это "вызовы", какие "отчеты"? Президент Российской Федерации, будучи главой государства и гарантом Конституции, регулярно встречается и советуется с руководителями высших органов судебной власти нашей страны для "сверки позиций" по наиболее актуальным вопросам организации судебной системы России. И скорее именно председатели судов ставят перед Президентом вопросы о том, что (какие ресурсы) необходимы для нужд ее развития. Для того чтобы убедиться в том, что содержание наших встреч с главой государства носит именно такого рода характер, достаточно обратиться к находящимся в открытом доступе материалам, посвященным соответствующим мероприятиям. Какие-либо судебные дела мы на таких встречах никогда не обсуждаем.

Ведущая: Конституционный Суд - важный элемент политической системы. Он служит обеспечению политической стабильности, развитию политических процессов в установленных Конституцией рамках. Какие, на ваш взгляд, информационные новшества стоит внести в работу Конституционного суда?

Зорькин В.Д.: Решения Конституционного Суда, бесспорно, оказывают огромное влияние на политику, поскольку суд выступает арбитром между государством, с одной стороны, и гражданами, обществом – с другой. Однако критерием этих решений являются только принципы и нормы Конституции. А деятельность самого суда строго регламентирована ФКЗ "О Конституционном Суде РФ". Только в рамках норм этого закона и можно рассуждать о каких-либо информационных новшествах.
Исходя из этого подхода можно было бы выделить три основных группы изменений, которые имеет смысл внести информационную сферу обеспечения работы Конституционного Суда.
Первая группа – это новые формы информационного взаимодействия с заявителями на стадии подготовки и подачи обращений. Значительный их процент не доходит до рассмотрения судьями Конституционного Суда в связи с тем, что предмет обращения не относится к их компетенции. Причина зачастую заключается в низком уровне качества направляемых заявителями обращений. Преодолеть эту проблему, в рамках наших возможностей, мы рассчитываем в ходе обновления нашего официального сайта www.ksrf.ru. Он и сейчас отвечает всем требованиям вступившего в силу 1 июля 2010 года ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации". На его страницах размещена подробная информацию о порядке обращения в Конституционный Суд, а также о требованиях, предъявляемых к жалобе. Помимо сведений о структуре суда, основах его правовой деятельности и истории, здесь можно найти судебную статистику, аналитические материалы, связанные с обобщением практики решений суда, информацию по вопросам конституционной законности и прочее. В открытом доступе все решения суда, существует удобный и простой в обращении поисковик по обращениям граждан – можно быстро узнать на какой стадии рассмотрения находится жалоба.
В перспективе же предполагается создать электронный механизм разъяснения вопросов о порядке обращения в суд и составления необходимых для этого документов, а также механизм интерактивной оценки полноты и формального соответствия обращений требованиям ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации". Эти нововведения должны способствовать повышению осведомленности граждан, а, следовательно – улучшению качества многих подаваемых ими обращений. Думаю, что в недалекой перспективе и сами обращения будут подаваться в наш адрес в электронном виде. Соответствующий подход начинает активно использоваться во многих странах мира и Россия в данном случае не станет исключением из общего правила. Возможность подачи обращений в электронном виде в полной мере отвечает современным тенденциям взаимодействия гражданина с государством, значительно сократит время на подачу обращения и уменьшит затраты на его направление.
Вторая группа – это нововведения, связанные с информационными аспектами самого процесса непосредственного осуществления конституционного правосудия. Речь идет, прежде всего, во-первых, о создании механизма общедоступный трансляции открытых заседаний Конституционного Суда (как это осуществлено в сети Интернет), а во-вторых – о создании системы видеотелеприсутвия участников судебных заседаний при рассмотрении Судом соответствующих дел. Все это позволит повысить уровень публичности конституционного правосудия и сможет избавить определенные категории лиц от необходимости личного посещения слушаний, что сэкономит время граждан и средства государства.
Наконец, третья группа новшеств - это завершение создания в Конституционном Суде полностью электронной (безбумажной) системы документооборота (то есть перевод всей системы представления дел в электронный вид, введение исключительно электронных форм работы с материалами, находящимися на рассмотрении, создание электронных архивов уже рассмотренных дел и т.д.). Помимо экономии средств, это позволит также и весьма существенно сократить сроки работы по оценке и рассмотрению конституционных жалоб.

Ведущая: Здравствуйте, Валерий Дмитриевич! В последнее время в отечественной правовой науке все чаще говорят о том, что решения Конституционного Суда РФ являются своеобразной формой судебного прецедента. Когда Конституционный Суд не только указывает о соответствии или несоответствии отдельных норм закон (подзаконных актов) Конституции РФ, но и по существу активно участвует в создании новелл многих отраслей отечественного права. Каково Ваше отношение к этому вопросу? Можно ли говорить о том, что решения Конституционного Суда РФ - это российская форма прецедента? Спасибо. Анна Алексеева.

Зорькин В.Д.: То, что автор вопроса именует "новеллами", на самом деле представляет собой выявление подлинного конституционного смысла уже существующих правовых положений. При этом необходимо отметить, что указанное выявление осуществляется не в порядке некоей абстрактной интерпретации юридических норм, а в рамках (и в пределах предмета) рассмотрения конкретных судебных дел.
Конечно, признавая ту или иную норму не соответствующей Основному закону страны, Конституционный Суд в необходимых случаях посредством своих решений также обеспечивает сохранение целостности "юридической ткани" отечественной правовой системы (устраняет существующие правовые пробелы, предупреждает возможность образования "нормативных лакун", определяет конституционные векторы развития надлежащего законодательного регулирования и т.д.).
Что же касается собственно формы прецедента, то данному термину и в России, и в мире в целом придается множество самых разнообразных значений. Со строго юридической точки зрения необходимо сказать, что существуют четкие положения ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации". Согласно его нормам, правовые акты (и отдельные положения) актов, признанные неконституционными, утрачивают силу. Признанные не соответствующими Конституции России не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах или на отдельных положениях актов, признанных неконституционными, не подлежат исполнению. Кроме того, указанный Закон устанавливает, что позиция Конституционного Суда относительно того, соответствует ли Конституции смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу постановления Конституционного Суда, в котором указанная позиция нашла свое выражение. Наконец, толкование Конституции, данное Конституционным Судом, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.
В силу изложенного применительно к решениям Конституционного Суда я бы предпочел говорить не о прецеденте в строго юридическом смысле слова, а, скорее, о прецедентном значении наших решений.

Ведущая: Здравствуйте, уважаемый Валерий Дмитриевич! В России очень много говорят о развитии институтов гражданского общества. Но я ни в одном законодательном акте не встречала общепринятого определения, а что же такое "гражданское общество". Что Вы можете сказать по этому поводу? Закреплено ли где-то официально определение и если нет, то планируется ли это сделать? Спасибо. Коновалова Анна Васильевна, СПБ.

Зорькин В.Д.: Дело в том, что не в одном законодательном акте вы не найдете определения таких базовых философско-юридических понятий социально политической жизни как "государство", "право", "общество". Тем не менее, все, в общем и целом понимают, что государство есть взятые в единстве территория, народ и власть или, говоря более научным языком – всеохватывающая политическая организация общества; точно также очевидно и то, что право представляет собой определенную систему регулирующих человеческое поведение принципов, норм и предписаний, действенность которых обеспечивается государством. Все это становится очевидным, потому что мы воспринимаем соответствующие явления в реальном мире, будучи, что называется, "изнутри" погруженными в многообразное бытие государственных и правовых проявлений человеческой жизни.
Аналогично жизнь раскрывает перед нами и смысл понятия "гражданское общество". В разное время оно в чем-то сходно, а в каких-то своих чертах, напротив, по-разному определялось мыслителями различных стран. Так, английский философ Джон Локк писал, что гражданское общество представляет собой политическое общество, то есть общественную сферу государственных интересов. Французский просветитель Шарль Луи Монтескье утверждал, что "гражданское общество — это союз индивидуальностей, коллектив, в котором все его члены обретают высшие человеческие качества". Выдающийся немецкий философ, Георг Вильгельм-Фридрих Гегель понимал под гражданским обществом общую сферу реализации частных целей и интересов людей.
На мой взгляд, суммируя все эти и многие другие политико-правовые определения гражданского общества, можно было бы сказать, что гражданское общество – это общество, в котором его члены становятся полноценными социально-политическими субъектами, в том числе полноценными субъектами права. Не думаю, однако, что закрепление подобного (или любого иного) определения гражданского общества в каком-либо нормативном акте сможет сыграть значимую роль в практическом движении на пути к воплощению в жизнь соответствующих идеалов. Но то, что граждане нашей страны стремятся понять, какая именно социально-правовая реальность обозначается соответствующим словосочетанием – вот это, на мой взгляд, способно на практике стимулировать процессы построения гражданского общества, состоящего из подлинно сознательных граждан.

Ведущая: Принимая новые законы и внося поправки в уже действующее законодательство, российские законодатели зачастую перенимают опыт зарубежных стран, стремятся его применить и к нашей стране. Некоторые исследователи критически относятся к этому, полагая, что из-за существенных различий в образе жизни, укладе, социально-экономическом положении россиян зарубежный опыт может не только не прижиться, но и принести больше вреда, чем пользы. Уважаемый Валерий Дмитриевич, что Вы думаете по этому поводу? Согласны ли Вы с данным мнением? Валерия Толоконникова, Самара.

Зорькин В.Д.: Это зависит от того, каким образом мы будем учитывать этот опыт.
Знаете, у И.А. Крылова есть басня, в которой рассказывается о том, как львенка (наследник царя зверей льва) соседи из птичьего царства учили усваивать зарубежный опыт. После прохождения "полного курса наук" лев спросил своего отпрыска "И как ты свой народ счастливым сделать чаешь", на что последний ответил:
"Вот от учителей тебе мой аттестат:
У птиц недаром говорят,
Что я хватаю с неба звезды;
Когда ж намерен ты правленье мне вручить,
То я тотчас начну зверей учить
Вить гнезды"
Если мы будем воспроизводить зарубежный опыт без понимания того, что из такого рода опыта соответствует, а что не соответствует нашим условиям, что мы можем воспроизводить в относительно неизменном виде, что нуждается в серьезной адаптации к отечественным реалиям, а что, исходя из этих реалий неприемлемо вообще – то итог будет именно таким как в басне ("тут ахнул … весь звериный свет"). И это еще в лучшем случае….
Но ведь необходимо понимать, что опыт зарубежных стран как правило, содержит не только то, что связано со своеобычностью образа жизни, уклада или социально-экономического положения того или иного общества. Суть и надлежащего учета зарубежного юридического опыта заключается, во-первых, в поиске того общего, что характеризует сходные проблемы, стоящие перед различными странами; во-вторых – в определении и отборе наилучших (не вообще, а применительно к совпадающим с нашими условиям социальной жизни) вариантов законодательных решений, а в-третьих - в согласовании тех или иных путей правового развития нашей страны с исторически выверенным вектором общецивилизационного развития человечества.
Возьмем самый, наверное, известный пример в истории человечества пример усвоения правового опыта – рецепцию римского права. Ведь именно благодаря такой рецепции классическое римское право стало основой гражданского законодательства подавляющего большинства стран мира.
Почему это произошло? Потому что римское право в самой чистой (не обремененной, что называется, "местной спецификой") и в самой ясной форме определяло основные (то есть, опять же, наиболее общие) требования, необходимые для надлежащего регулирования гражданского оборота.
Как это произошло? Путем приспособления указанных требований к практическим потребностям каждой конкретной страны, в которой происходила рецепция.
Думаю, на аналогичных основах должен базироваться и всякий иной процесс разумного восприятия иностранного правового опыта в любой стране мира (в том числе, разумеется, и в нашей стране).

Ведущая: Согласно статье 14 Конституции РФ, Российская Федерация - светское государство. Не считаете ли Вы, что данная норма давно уже стала декларативной? Ваше отношение к несоблюдению данной конституционной нормы должностными лицами? Борис М.

Зорькин В.Д.: Свойственное для нашего постсоветского общества заблуждение, касающееся якобы декларативного характера принципа светского характера нашего государства во многом обусловлено тем, что в качестве эталона "светскости" мы привыкли воспринимать так называемую конфронтационную модель государственно-религиозных отношений, существовавшую в советский период нашей истории. Между тем, существуют и иные модели понимания светского характера государства. Для подавляющего большинства европейских государств в данной сфере характерна кооперационная модель, предполагающая сотрудничество религиозных объединений и государства в значимых для каждой из сторон сферах социальной жизни. Давайте посмотрим на Германию, с её механизмом финансирования деятельности Церкви за счет налоговых отчислений, на целый ряд стран Северной, Южной и Западной Европы, представляющих религиозным объединениям особый публично-правовой статус… Никто ведь не считает, что эти государства являются светскими лишь декларативно.
В то же время считаю необходимым подчеркнуть, что в случаях выявления действительного (а не кажущегося) отступления от конституционного принципа светского государства, Конституционный Суд незамедлительного реагирует на такого рода факты. Ярким примером соответствующей реакции является Постановление Конституционного Суда РФ от 15 декабря 2004 N 18-П по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 9 Федерального закона "О политических партиях" в связи с запросом Коптевского районного суда города Москвы, жалобами общероссийской общественной политической организации "Православная партия России" и граждан И.В. Артемова и Д.А. Савина. В этом Постановлении Суд подтвердил соответствие Конституции законодательного запрета на создание в Российской Федерации политических партий по признакам религиозной принадлежности.

Ведущая: Какое практическое значение имеет ч.1 ст. 26 Конституции РФ в части права "определять и указывать свою национальную принадлежность"? То есть для чего данное право было закреплено? Татьяна Соколова.

Зорькин В.Д.: Важно само по себе наличие правовой возможности – определять или не определять, указывать или не указывать свою национальную принадлежность для юридически значимых целей внешнего, публичного характера (например, для целей создание организаций национально-культурного характера). В то же время необходимо отметить, что конституционное право каждого указывать свою национальную принадлежность сегодня имеет и корреспондирующую ему меру правовой охраны интересов личности: никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности.
В советский период (в соответствии с Положением о паспортной системе в СССР 1974 года) национальная принадлежность человека определялась по национальности родителей, указанной в их паспортах. Если родители имели разную национальность, то при выдаче впервые паспорта по достижении 16 лет человек сам определял, какую из них записать в паспорт. В дальнейшем запись о национальности изменению не подлежала. Графа "Национальность" являлась непременным атрибутом всякого рода анкет, иных регистрационных документов.
В настоящее время, в соответствии с действующей Конституцией, графа "Национальность" изъята из анкет, других документов учета и регистрации личности. Такая графа не предусматривается и в новом паспорте гражданина Российской Федерации. При желании гражданин может указывать свою национальность, сделав соответствующее заявление (ссылку) в автобиографии, резюме, Интернете, СМИ, любом публичном выступлении или при социологическом опросе. Во время Всероссийской переписи в 2002 года в России впервые была применена общемировая практика самоидентификации. Человек получил возможность добровольно самоопределиться в национальной (этнической) принадлежности. В результате вместо 126 национальностей на территории России было зафиксировано 176 этнических групп и народов. Были обнаружены новые малые народности Алтая, Дагестана, Удмуртии, Татарстана и др.
Конституция РФ (статья 19) гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы и национальности, также недопустимость дискриминации по расовому и национальному признаку. Императивность принципа недискриминации по данному признаку обеспечивает, в частности, Уголовный кодекс РФ, который предусматривает уголовную ответственность за нарушение равенства прав и свобод в зависимости от расы и национальности граждан (статья 136).

Ведущая: Как Вы считаете, завершилось ли становление налоговой системы в России с ее собственным правоприменительным механизмом? И часто ли возникает необходимость прибегнуть к конституционному правосудию как проявлению наивысшего контроля? Журнал "Законодательство".

Зорькин В.Д.: Налоговая система – это взаимосвязанная совокупность действующих в данный момент в конкретном государстве существенных условий налогообложения. Это широкое понятие, характеризующееся экономическими, политическими и социальными показателями и, несомненно, включающее в себя и систему налоговых органов, как правоприменительный механизм. Особенностью российской налоговой системы является тот факт, что она создавалась практически с нуля в отсутствие опыта правового регулирования налоговых отношений, в весьма сжатые сроки, отпущенные на разработку законодательства, в условиях экономического и социального кризиса.
Налоговая система прошла путь от весьма условного налогового регулирования времен СССР через 1990-е годы прошлого века, налоговая политика, которых несла печать недоверия государства к предпринимательской деятельности. Это выразилось, например, в завышенных ставках налогов, введении большого количества как федеральных, так и региональных и местных налогов. На протяжении последних 10-12 лет налоговая система одновременно создавалась и реформировалась. Реформа продолжается и по сей день, об этом свидетельствуют изменения в налоговом законодательстве последних лет (введение в Налоговый кодекс Российской Федерации главы 14.1 "Взаимозависимые лица). Общие положения о ценах и налогообложении. Налоговый контроль в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами. Соглашение о ценообразовании", главы 3.1 "Консолидированная группа налогоплательщиков"). Таким образом, можно сказать, что налоговая система сформировалась, однако актуальным остается вопрос о стабильной налоговой системе.
Что касается второй части вопроса. Многолетняя практика рассмотрения налоговых споров в судах показывает, что существуют споры, имеющие несколько вариантов законного решения. Иными словами, основываясь на одной норме налогового законодательства, судом могут быть приняты разные решения, равно соответствующие требованию законности. Причина подобной многовариантности заключается, в том числе, и в качестве действующего налогового законодательства: возможной неясности или неопределенности нормы. И каждый раз, когда обнаруживается подобная неясность или неопределенность есть повод прибегнуть к конституционному правосудию. А вопрос о целесообразности этого в конкретной ситуации или деле каждый волен решать самостоятельно.

Ведущая: Уважаемый Валерий Дмитриевич! Почему при трудоустройстве на работу, требуют московскую регистрацию (прописку), при получении пластиковой карты Сбербанк требует московскую прописку, на улицах Москвы, приезжий чувствует себя человеком второго сорта, т.к. любой полицейский может его остановить и начать требовать доказательства законного пребывания гражданина РФ на территории города Москвы. Почему Конституционный Суд Российской Федерации не признал незаконными, существующие правила временной регистрации граждан РФ? Ведь согласно Конституции РФ, каждый гражданин Российской Федерации вправе самостоятельно выбирать себе место жительства. А существующие правила регистрации и сложившаяся практика требования регистрации – жестко ограничивают граждан в выборе места жительства. К тому же, такое явление наблюдается только в одном городе Москве. Фарид Синдеев.

Зорькин В.Д.: На самом деле, проблема неоднозначная. Я по-прежнему убежден в том, что в правовом демократическом государстве регистрация должна носить уведомительный характер, а факт отсутствия регистрации не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод. Конституционный Суд в своих решениях неоднократно обозначал эту правовую позицию. Федеральный законодатель, насколько можно об этом судить, разделяет указанную позицию. Но с другой стороны, если есть обязанность уведомительно регистрироваться (а ее Конституционный Суд под сомнение не ставил) - почему бы это не делать. Причем, не только исходя из правоохранительных задач, но и для того, чтобы органы публичной власти могли просчитать социальную нагрузку и принять меры по обеспечению реализации гражданами их социальных прав.
Что же касается полномочий сотрудника полиции проверять документы, удостоверяющие личность гражданина, то они не являются абсолютными. Федеральный закон связывает усмотрение должностных лиц полиции исчерпывающим перечнем случаев, когда они вправе потребовать у гражданина документы, удостоверяющие его личность. Речь, в частности, идет о случаях, когда имеются данные, дающие основания подозревать граждан в совершении преступления или полагать, что они находятся в розыске, или если имеется повод к возбуждению в отношении этих граждан дела об административном правонарушении, или если имеются предусмотренные федеральным законом основания для их задержания.
В настоящее время правоохранительная система находится в стадии реформирования. Это, прежде всего, касается органов полиции, стандарты деятельности которой необходимо повысить. Но никакие изменения не происходят одномоментно. Поэтому некоторые сотрудники полиции, возможно, продолжают действовать по инерции. Несколько иначе обстоит дело в правоотношениях граждан с кредитными организациями. Здесь, очевидно, стороны стараются предпринять максимум усилий, направленных на защиту ими имущественных интересов. Поэтому, скорее всего, применение таких мер можно признать допустимым.

Ведущая: Решения судов принимаются от имени Российской Федерации, но Российская же Федерация часто не исполняет свои же решения в отношении своих же граждан. Почему Европейский Суд так долго, а главное так мало (всего 1%) рассматривает заявлений из России? Светлана Панина.

Зорькин В.Д.: В настоящее время, в силу огромной загруженности ЕСПЧ, направляемые туда жалобы действительно нередко по несколько лет ожидают своей очереди. Впрочем, применительно к обращениям россиян в ЕСПЧ существует и другая проблема. Многие наши граждане зачастую видят в ЕСПЧ, что называется, "последнюю надежду" на победу в своих судебных тяжбах, тогда как более опытные в юридическом плане граждане других европейских стран в аналогичных обстоятельствах прекрасно понимают, какого рода дела подсудны ЕСПЧ, а какие вопросы относятся исключительно к ведению национальных судов.
Что касается проблемы неисполнения судебных решений (которая, кстати, является одной из главных причин обращения россиян в ЕСПЧ), то существуют три основные причины, порождающие остроту этой проблемы. Во-первых, это несовершенство многих аспектов действующего правового регулирования в сфере реализации принимаемых судами мер. Во-вторых, это недостатки в сфере деятельности государственных органов, которые осуществляют исполнение указанных правовых документов. Наконец, в-третьих (и это, наверное, самое главное), это слабость исполнительской дисциплины и низкий уровень правовой культуры многих сотрудников как государственных, так и частных структур, которым адресованы те или иные акты органов правосудия.
Убежден, что именно с проявлениями последней группы причин в настоящее время необходимо бороться в первую очередь. Думаю, что такая борьба должна стать одним из главных направлений общегосударственной работы по повышению уровня доверия российского общества к отечественной юридической системе.

Ведущая: Вы неоднократно говорили о том, что в России необходимо создать условия, способствующие уменьшению количества подаваемых жалоб от граждан РФ в Европейский Суд по правам человека. Ваши слова: "В российское законодательство нужно ввести норму, в соответствии с которой обращаться в Евросуд можно только после исчерпания национальных средств судебной защиты". Может быть наоборот, не усложнять процедуру подачи жалобы, а искоренять из практики российских судов причины, способствующие такому валу обращений? Создавать в РФ условия для скорого и полного исполнения решений судов, искоренять практику незаконного сбора доказательств по уголовным делам, повышать уровень правовой культуры в судах, делать реально открытыми судебные заседания, а не декларировать лишь это? На сайте, например, Конституционного суда РФ нет ни малейшей информации о том, как людям попасть на заседания КС РФ. Вадим Ясман.

Зорькин В.Д.: Поддерживаю перенос усилий по реализации Европейской конвенции посредством осуществления правосудия на национальный уровень. Как представляется, ЕСПЧ уже во многом "обучило" суды Европейских государств методологии восприятия юридической реальности через призму Конвенции. Поэтому высшие национальные суды могут сами применять ее, что не исключает роли ЕСПЧ по своеобразному обеспечению единства общеевропейской практики по этому вопросу. Это уменьшит очередь в ЕСПЧ, увеличит его возможности обеспечивать единство судебной практики. Поэтому полагаю, что выверенные решения по этому вопросу могут выработаться к взаимному согласию и удовлетворению ЕСПЧ и стран – членов Совета Европы. Естественно, для этого потребуются дополнительные усилия с нашей стороны для повышения доверия к российской судебной системе.
Это также не снимает вопроса об исполнении решений ЕСПЧ, вынесенных по жалобам против России. В Постановление от 26 февраля 2010 года № 4-П Конституционный Суд высказался за необходимость пересмотра судебных решений, вынесенных в рамках национальной юрисдикции, как гарантии устранение нарушений Конвенции, выявленных ЕСПЧ.
Замечу кстати, что и выраженная в ряде решений Конституционного Суда правовая позиция относительно порядка и оснований выплаты компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок была реализована федеральным законодателем. Были внесены соответствующие изменения в Федеральный закон от 30 апреля 2010 года № 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок".
Что касается информации о возможности посещения гражданами заседаний Конституционного Суда, эти сведения размещены на официальном сайте в параграфе 48 главы 5 Регламента КС РФ. Адрес страницы http://www.ksrf.ru/Info/LegalBases/Reglament/Pages/Chapter5.aspx. Аналогично – в регламентах – публикуют данную информацию и Верховный Суд РФ, и Высший Арбитражный Суд РФ.
Но нужно иметь в виду, что в некоторых случаях значительная часть мест заранее занята прессой, организованными группами представителей юридической общественности и студентами-правоведами. В ближайшее время на сайте Конституционного Суда будет реализовано портальное решение, позволяющее "забронировать" место на открытое заседание КС. Однако и в этом случае надо понимать, что резервы будут ограничены возможностями зала. На наш взгляд, данную проблему решает прямая трансляция заседаний суда в Интернете.

Ведущая: Какие вопросы обсуждались на встрече делегации Суда Европейского союза с судьями Конституционного Суда Российской Федерации в Санкт-Петербурге 5 апреля 2012 года?

Зорькин В.Д.: Делегация Суда Европейского союза в составе Председателя Суда Василиоса Скуриса, судей и генеральных адвокатов Суда находилась в России с визитом по приглашению Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Помимо деловых встреч в Москве, делегация посетила также Санкт-Петербург, где встретилась с Председателем и судьями Конституционного Суда.
Подобная встреча между этими Судами происходила впервые, поэтому значительное время было уделено взаимному ознакомлению с наиболее важными проблемами судопроизводства, а также обмену опытом осуществления правосудия.
Европейские коллеги рассказали, в частности, о недавно рассмотренных им делах, а также о взаимодействии с национальными и международными судами.
Господин Скурис отметил, что, по мере углубления европейской интеграции, Суд ЕС приобретает всё больше черт, присущих органу конституционного контроля. В частности, по его словам, весьма активным становится взаимодействие с национальными конституционными судами стран ЕС, которые все чаще обращаются в Суд ЕС с преюдициальными запросами о толковании норм права Европейского союза. Это имеет место в случаях, когда такое толкование (а его вправе давать только Суд ЕС) необходимо национальному конституционному суду для разрешения им конкретного дела о конституционности той или иной национальной нормы, конкретизирующей Учредительные договоры ЕС или принятые органами ЕС и являющиеся обязательными для всех государств-членов ЕС регламенты и директивы. Хотя Российская Федерация не входит в состав Евросоюза и обращение с подобными запросами в ЕС российских судов, включая Конституционный Суд, невозможно, сам формат такого взаимодействия, юридическая сила и последствия решений Суда ЕС в процедуре толкования норм вызвали большой интерес у российских судей.
Для делегации Суда Евросоюза, в свою очередь, значительный интерес представил опыт Конституционного Суда России по применению международно-правовых норм и взаимодействию с Европейским Судом по правам человека. Российские судьи подробно ответили на вопросы своих европейских коллег, касающиеся диалога с Европейским Судом по правам человека.

Ведущая: Уважаемый Валерий Дмитриевич! Многие юристы отмечают, что в судебных актах арбитражных судов все реже встречаются ссылки на решения Конституционного Суда Российской Федерации. Если по спорному вопросу имеются постановления Пленума или Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, следует ли, по Вашему мнению, гражданам ссылаться и на позицию Конституционного Суда Российской Федерации (Вопрос от журнала "Законодательство").

Зорькин В.Д.: Конечно, такая ссылка лишней не будет. Она может, в том числе, убедить другие суды в правильности позиции заявителя. Вообще, анализ поступающих в Конституционный Суд обращений, уровень правового обоснования которых существенно возрос за эти двадцать с небольшим лет, позволяет надеяться и на качественное улучшение правового обоснования обращений в иные суды Российской Федерации, поскольку в российском обществе постепенно нарастает осознание важности соответствия действующих в нем законов Конституции.
В отношении же непосредственно постановлений судов арбитражной юрисдикции имеет смысл упомянуть данные информационно-правовых систем. В течение 2010 года только ВАС РФ и его Президиум ссылались на решения Конституционного Суда порядка 400 раз, в течение 2011 года – свыше 300 раз, за I квартал 2012 года – около 90 раз. В судебных постановлениях десяти федеральных арбитражных судов за I квартал 2012 года количество ссылок на решения Конституционного Суда превысило 1200. Как представляется, эти данные не свидетельствуют об однозначной тенденции к снижению количества обращений судов арбитражной юрисдикции к решениям Конституционного Суда.

Ведущая: 21 января 2010 года Конституционный Суд РФ принял Постановление № 1-П, которое фактически дало нормативный характер постановлениям высших судебных инстанций. Можно ли расценивать это как "формальное признание" прецедентного права? (Вопрос от журнала "Законодательство").

Зорькин В.Д.: В помянутом постановлении Конституционного Суда России отмечено, что в российской судебной системе толкование закона высшими судебными органами оказывает существенное воздействие на формирование судебной практики. По общему правилу, оно фактически является обязательным для нижестоящих судов на будущее время. Вместе с тем в качестве правового последствия такого толкования в тех случаях, когда в силу общеправовых и конституционных принципов возможно придание ему обратной силы, допускается пересмотр и отмена вынесенных ранее судебных актов, основанных на ином толковании примененных норм.
Верховенство права и вытекающий из него принцип конституционной законности предполагают единообразное понимание и применение закона судом не только в каждой из обозначенных судебных подсистем, но и в судебной системе Российской Федерации в целом. Причем такое единообразие предполагает не только чисто формальный аспект — одинаковое истолкование и применение, но и, что особенно важно, содержательный аспект, т. е. истолкование и применение, соответствующее принципам и нормам Конституции.
Рассматриваемое конституционное единообразие обеспечивают, соответственно, Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд, осуществляя в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью нижестоящих судов и давая разъяснения по вопросам судебной практики.
В странах континентального права традиционно роль высших судебных органов связывается с обеспечением единообразия применения норм права нижестоящими судами, которое достигается через отмену актов нижестоящих судов, это единообразие нарушающих. Данная практика до сих пор сохраняется в России, а также в некоторых странах Европы.
В то же время, например, в российской судебной системе, по смыслу законодательства о судоустройстве и судопроизводстве формулирование рекомендаций высших судебных органов осуществляется в виде постановлений пленумов, информационных писем, а исправление ошибок нижестоящих судов в применении данных рекомендаций по единообразному толкованию норм права должно осуществляться путем отмены решений нижестоящих судов в предусмотренных законом процедурах, в том числе – установленных для высших судебных органов.
Однако на практике, отменяя решения нижестоящих судов, высшие судебные органы очень часто не исправляют какую-либо ошибку в единообразном применении ими норм права – они фактически создают новое толкование, тем самым определяя на будущее практику всей судебной системы.
Очевидно, что такое новое понимание роли судебных органов является следствием чрезвычайно динамичного сегодняшнего мира, в котором развитие социальных, экономических, человеческих отношений происходит настолько быстро, что законодательная база не всегда успевает своевременно реагировать и отражать эту динамику. В этой ситуации именно судебная практика становится наиболее гибким и быстрым способом реагирования на изменения общественных отношений.
Однако такая практика имеет и негативные моменты. Первый из них связан с обеспечением равенства участников правоотношений – в случае изменения толкования нормы-регулятора на будущее время. Второй касается возможности придания обратной силы такому новому толкованию – через процедуры пересмотра ранее принятых судебных актов.
Еще один пласт вопросов связан с проблемой обеспечения независимости нижестоящих судов (в условиях, когда такое толкование закона высшим судебным органом становится обязательным). Наконец, как обеспечить контрольный механизм в отношении такого толкования, которое приобретает явно выраженный нормативный характер? Как сохранить связь толкования с самой нормой, которая является первичной, не дать толкованию оторваться от содержания этой нормы?
И как обеспечить стабильность такого толкования – ведь, в отличие от длительных и многоступенчатых процедур законотворчества изменение судебной практики высших судов может происходить очень быстро, иногда в противоположных направлениях, и существует риск недостаточной обоснованности таких изменений? Ведь, по идее, общее требование недвусмысленности, ясности, определенности, предъявляемое к правовой норме, должно – в таких новых условиях – распространяться и на толкование, приобретающее элементы нормативности?
На часть этих вопросов Конституционный Суд и дал ответ в Постановлении № 1-П от 21 января 2010 года (после вынесения которого легкая на руку юридическая пресса заговорила о введении в России "прецедентного права"). Конечно, называть такого рода акты высших судебных органов прецедентами было бы неточно, но нельзя игнорировать новое явление в нашей (и не только) правовой системе, заключающееся в явном усилении прецедентного значения актов высших судов. Другие вопросы по-прежнему продолжают возникать, в силу чего, очевидно, необходим поиск путей их решения, с одновременным пересмотром устоявшихся подходов к распределению ролей между субъектами правотворчества и правоприменения.

Ведущая: Скажите, пожалуйста, как так получается, что в решениях Конституционного Суда РФ указывается более десяти и т.д. подавших жалобу лиц, неужели они одновременно подают все свои жалобы? Означает ли это, что Конституционный Суд РФ ждет нарушения прав N-ного числа людей? Публикуются ли где-нибудь представленные заключения экспертов, мнения специалистов? Денис Андрияхин, Москва.

Зорькин В.Д.: Подавляющее большинство решений Конституционный Суд принимает по делам с участием единственного заявителя. Также существует практика коллективных обращений. Также необходимо иметь в виду, что конституционное судопроизводство – это процесс, имеющий свои закономерности. В период, когда обращение гражданина уже находится на предварительном изучении и рассматривается вопрос о принятии его к производству, иногда поступают жалобы, содержащие аналогичные требования. В подобных случаях Конституционный Суд может соединить в одном производстве дела по обращениям, касающимся одного и того же предмета. Разумеется, Конституционный Суд специально не "накапливает" обращения о нарушениях конкретных прав и свобод.
Заключения экспертов, мнения специалистов не публикуются, а хранятся после вынесения Конституционным Судом решения вместе с другими материалами дела в архиве.

Ведущая: Уважаемый Валерий Дмитриевич, В современном информационном обществе часто большее значение имеет не само событие, а информация о нем, ее интерпретации и обсуждение. Естественно, для таких важнейших юридических событий, как принятие решений Конституционным судом РФ, большое значение имеет информационное (PR) сопровождение. Как Вы считаете, необходима ли специальная программа такой деятельности или достаточно простого оперативного представления информации для СМИ? Что необходимо сделать для эффективного распространения информации о конституционном правосудии? Ирина Волкова, Москва.

Зорькин В.Д.: К сожалению, в современной жизни действительно случается так, что "отражение" события в СМИ, его трактовки или намеренное "забалтывание" приобретают чрезмерное значение. Видимо, это издержки процесса адаптации общества к стремительному развитию информационных технологий. Нужна ли Конституционному Суду специальная программа, чтобы манипулировать общественным мнением? Нет, не нужна. Никакая интерпретация факта не изменит его содержания. Имиджевые проекты, возможно, необходимы тем институтам, которые утратили доверие общества. Но стабильно большое число обращений в КС РФ свидетельствует об обратном: граждане стремятся решить свои проблемы цивилизованным правовым путем через Конституционный Суд.
Деятельность КС РФ максимально открыта для общества; решения публикуются и комментируются как самими судьями, так и высококвалифицированными специалистами аппарата суда. Разумеется, превратно понятое постановление суда нанесет репутационный вред. Но не суду, а тому СМИ, которое опубликует эту интерпретацию. Но журналисты крупных печатных изданий, освещающие работу КС РФ, в большинстве своем высокопрофессиональны. Их "перевод" юридических выражений на "общежитейский", доступный для понимания публики язык крайне редко вызывает нарекания правоведов. Другое дело, что небольшие региональные издания, интернет-СМИ, берясь за тематику конституционного правосудия, не всегда обеспечивают должную адекватность изложения материала.
В информации о конституционном правосудии сегодня вряд ли есть недостаток: множество материалов в сети Интернет, правовые специализированные журналы, монографии специалистов... Вопрос, скорее, в ее востребованности и воспитании этой востребованности. Возможно, со школьной скамьи, где знания Конституции пока еще не требуют также строго, как решения квадратных уравнений.

Ведущая: А.) Допустимо ли Конституционному Суду РФ на стадии рассмотрения допустимости обращения гражданина узнавать каким-либо образом у законодателя, из чего тот исходил, устанавливая законодательное требование, которое обжалует этот гражданин, и ссылаться на эти мотивы законодателя в отказном определении гражданину?
Б.) При оценке допустимости обращения гражданина в Конституционный Суд РФ им оценивается, помимо всего прочего, соответствие обжалуемой нормы закона только статьям Конституции, указанным в жалобе гражданина или в комплексе всем статьям Конституции РФ, даже не указанным гражданином как нарушенным обжалуемой нормой, но имеющим отношение к делу?
В.) Решения Конституционного Суда РФ окончательны и обжалованию не подлежат. Допустимо ли обжаловать их гражданину РФ в Европейский Суд по правам человека? Каковы правовые последствия его решений для Конституционного Суда РФ? Попов Константин Юрьевич

Зорькин В.Д.:
А. Принимая решение о принятии (отказе в принятии) обращения к рассмотрению, Конституционный Суд обычно не запрашивает позицию органа, принявшего оспариваемый акт, в том числе федерального законодателя. Однако в ряде случаев – если проблема непростая – такие запросы делаются. Ответы на них не связывают Конституционный Суд в собственной оценке ситуации. Прямую ссылку на позицию принявшего акт органа в определениях Конституционного Суда вряд ли имеет смысл делать. Б. Одним из перечисленных в Законе общих требований, предъявляемых к обращениям, в том числе граждан, является позиция заявителя по поставленному им вопросу и ее правовое обоснование со ссылкой на соответствующие нормы Конституции. При этом Конституционный Суд при принятии решения не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении. Соответственно, указание заявителя на определенные статьи Конституции не связывает Конституционный Суд при проверке конституционности нормы.
В. В соответствии с принципом государственного суверенитета, ни один из судов, входящих в судебную систему Российской Федерации, и, в том числе, Конституционный Суд, не состоит в какой-либо соподчиненности с наднациональными судебными инстанциями, включая и ЕСПЧ. Соответственно, отсутствует возможность обжалования в ЕСПЧ решений Конституционного Суда.
Более того, Декларация "О будущем Европейского Суда по правам человека", принятая Конференцией государств-участников Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Измир, 2011 г.), прямо призывает ЕСПЧ подтвердить в своей практике, что он "не является судом четвертой инстанции, таким образом избегая повторного исследования вопросов фактов и права, разрешенных национальными судами".
Что касается иных, непроцессуальных последствий решений ЕСПЧ, то учет его выводов, касающихся системных проблем, порожденных несоответствием Конвенции о защите прав человека и основных свобод национального законодательного регулирования в сочетании с практикой его применения, происходит, в том числе, в ходе проверки соответствующих норм в порядке конституционного судопроизводства.

Ведущая: По распоряжению председателя Суда, поступившая из Секретариата Конституционного Суда жалоба гражданина поступает на предварительное рассмотрение одному или нескольким судьям. На этом этапе судьи проверяют возможность рассмотрения данной жалобы Конституционным Судом РФ. Скажите, пожалуйста, какие факторы учитывают судьи для того, чтобы дело рассматривал Конституционный Суд?

Зорькин В.Д.: Судья, которому поручается предварительное изучение обращения, устанавливает его соответствие критериям допустимости, закрепленным законом. Правом на обращение в Конституционный Суд обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом. При этом закон должен быть применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде. Прежде всего, исследуется наличие этих оснований для принятия к рассмотрению. Также сам по себе вопрос по характеру и значению должен относиться к числу конституционных. Должна иметься неопределенность в вопросе о конституционности нормы. Разумеется, в ходе предварительного изучения обращения учитывается практика применения оспариваемой нормы, имеющиеся правовые позиции об этой норме, в том числе Верховного и Высшего арбитражного судов.
Подчеркну, решение о принятии жалобы к рассмотрению принимается на основании доклада судьи коллегиально всем составом Конституционного Суда.

Ведущая: При каких обстоятельствах Постановление Конституционного Суда РФ по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод гражданина является окончательным.

Зорькин В.Д.: Все без исключения решения Конституционного Суда, в том числе и постановления по жалобам граждан на нарушение конституционных прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, являются окончательными и не подлежащими обжалованию. Решение Конституционного Суда действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

Ведущая: Если постановлением Конституционного Суда РФ оспариваемый закон был признан неконституционным, нарушающим права и свободы граждан, считается ли он утратившим свою силу?

Зорькин В.Д.: Решение Конституционного Суда, вынесенное по итогам рассмотрения дела, назначенного к слушанию в открытом заседании, вступает в силу немедленно после его провозглашения. Постановление Конституционного Суда, принятое в порядке разрешения дел без проведения слушания, вступает в силу со дня его опубликования. В таком же порядке утрачивают силу законоположения, признанные решением Конституционного Суда не соответствующими Конституции. В отдельных случаях со стороны законодателя требуется осуществление дополнительного правового регулирования. При этом признанная неконституционной норма, во всяком случае, не может применяться в значении, признанном Конституционным Судом не соответствующим Конституции.

Ведущая: Может ли КС РФ своим решением освободить гражданина, который находится в затруднительном материальном положении, от уплаты госпошлины либо уменьшить ее размер. Какие документы для этого нужно подать? Ирина Маркелова, Брянск.

Зорькин В.Д.: Обращения в Конституционный Суд оплачиваются государственной пошлиной. Жалоба гражданина в размере 300 рублей, жалоба юридического лица в размере 4 500 рублей.
Конституционный Суд своим решением может освободить гражданина, с учетом его материального положения, от уплаты государственной пошлины либо уменьшить ее размер. Для этого требуется письменное заявление автора обращения, содержащее соответствующую аргументированную просьбу. Не помню случая, чтобы такие аргументированные просьбы не удовлетворялись.

Ведущая: Может ли Конституционный Суд РФ отказать в принятии жалобы, если в жалобе гражданина речь идет о проверке конституционности закона, нарушающего, по мнению заявителя, его конституционные права и свободы?

Зорькин В.Д.: Основания отказа в принятии обращений к рассмотрению определяются статьей 43 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации". Применительно к вопросу о проверки конституционности законов по жалобам на нарушение прав и свобод граждан следует также иметь в виду, что статья 97 указанного Закона устанавливает, что обращение допустимо, если закон, затрагивающий указанные права и свободы, применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде. Но действительно ли есть неопределенность в вопросе о конституционности нормы, определяет сам Конституционный Суд.

Ведущая: Скажите, пожалуйста, сколько за 2011 год было рассмотрено резонансных дел?

Зорькин В.Д.: Не думаю, что стоило бы подразделять рассматриваемые Конституционным Судом дела на "резонансные" и "нерезонансные". За любым вопросом – от рассмотрения дел о толковании Конституции до рассмотрения жалобы, поданной в связи с неправильной практикой применения какой либо сугубо отраслевой правовой нормы – стоит не только воплощение конкретных идей, но и судьбы конкретных людей. А значит, в нашей работе не должно и не может быть "ме

Вверх

Компания-разработчик системы ГАРАНТ:


Что можно сделать:

Задать вопрос

специалисту Горячей линии
специалисту Технической поддержки
эксперту-аудитору

Зарегистрироваться

на Всероссийский онлайн-семинар
 
Заказать документ
Получить Сертификат профессионального пользователя
Пригласить специалиста для демонстрации услуг компании
Найти работу в компании
Оставить отзыв
заказать прайс-лист


Поиск по сайту


Найти




Текущий мониторинг

Сегодня 17 августа 2018 г.

Документы:

Российская Федерация

Свердловская область 29.06.13

Судебная практика:

АРХИВ МОНИТОРИНГА

Кому, на Ваш взгляд, более интересен диск Энциклопедия Российского законодательства

студенты
преподаватели
любые специалисты

     Свой вариант



Ответить  Результаты